CHEB.RU

Чебоксары: записки краеведа

Наши сайты
  • Главная страница [+PDA]
  • Автопортал
  • Карта Чебоксар
  • Список улиц и домов 11222
  • Недвижимость Чебоксары
  • Афиша, Киноафиша
  • Совместные покупки
  • Фото 161746, Барахолка
  • НА-СВЯЗИ.ru, Форумы
  • Реклама на сайте
  • Форумы
  • Последние темы (авто)
  • Барахолка, Бизнес, Реклама
  • Работа, Частные услуги
  • Культура, Семья и дом
  • Связь в Чувашии, Фото
  • Интернет, Компьютеры
  • Спорт, Районы Чувашии
  • Автофорум "За рулём"
  • Болтология, Развлечения
  • Знакомства, Встречи
  • О Чебоксарах
  • Воздушная фотография
  • История, День в истории
  • Все улицы, Работа
  • ЖЖ "Мои Чебоксары"
  • Фото старого города
  • Районы Чувашии
  • Справочник телефонов
  • Новочебоксарск, Кугеси
  • Форум "Частные услуги"
  • Курсы валют, Логотипы

  • Чебоксары > История > Записки краеведа

    У карты республики


    В поисках свободных земель; колхозы и раскулачивание


    И снова вернемся к деревне. Эта тема в двадцатые и в начале тридцатых годов не сходила со страниц газет. Существовал призыв: "Лицом к деревне!". Фабрики и заводы выделяли своих шефов по налаживанию первых машинно-тракторных колонн и станций. Культпросветучреждения командировали на сельские подмостки танцоров и певцов. Несмотря на известный подъем жизни крестьян, село в системе производственных отношений оставалось на втором плане. Цены на зерновые и другие сельхозпродукты были ниже промышленных, сохранялись "ножницы". В Чувашии крестьян мучило малоземелье и угнетала низкая урожайность лугов. Отставала агротехника возделывания сельхозкультур. Все чаще целые семьи стали выезжать в Сибирь, на просторные земли, или искали места, сравнительно свободные в своей республике. Происходит интенсивное заселение Заволжья и Присурья.


    Переселение на дальние земли происходило стихийно еще в голодные годы. Выезжали на своих подводах. Многие не доезжали до цели, умирали в пути. Во время нэпа и в конце двадцатых годов выезд в Сибирь проходил более безопасно: действовала железная дорога.


    В такой обстановке партия бросила новый клич: "Все - в колхозы!" Это уже не те коммуны, что организовывались в первые годы Советской власти. Большая часть их распалась. Теперь намечались механизация труда, применение новой агротехники. Трехполье предстояло заменить многопольем. Колхоз завораживал новизной, обещанием, что все пойдет по-новому. Стали осмысливать его содержание. Но на это не было времени: сверху торопили с организацией колхозов, с обобществлением рабочего и крупнорогатого скота. Читал в "Крокодиле": "Дан был бы лозунг очередной, а перегибщики найдутся". В некоторых местностях замахнулись на обобществление овец и кур.


    Деревня бурлила. Бесконечно шли собрания. Между районными центрами и деревнями из-за отсутствия телефонной действовала конная связь. Снизу вверх, в Центр, докладывали о проценте коллективизации. Из Центра вниз шли указания, торопили с коллективизацией. Параллельно с организацией колхозов производилось раскулачивание. Репрессировали тех, кто не хотел вступать в колхоз или был объявлен кулаком или подкулачником. В тюрьмы и лагеря попало немало трудолюбивых, знающих крестьянское дело людей. У нас тоже была своя "варфоломеевская ночь". Из учебников истории мы уже знали, что это такое. У нас она происходила так. Заранее в комитетах бедноты составлялись списки крестьян, подлежащих раскулачиванию. В этом "секретном" деле принимали участие и комсомольские организации. Меня тоже как грамотного паренька привлекли к составлению списков.


    Однажды мама узнала, где это я и почему задерживаюсь долго. Не привыкший с детства лгать, я сказал правду, не рассекречивая содержание списков.


    - Вот что, сынок: отстань от этого дела. Скажи, что тебе некогда, нужно готовить уроки.


    Я послушался маминого совета и перестал посещать комитет бедноты. В то время никто из нас толком не понимал суть происходящего. Неведомо было, когда начнется раскулачивание и в какую форму оно выльется. На всю жизнь запомнил, как нас, комсомольцев (только ребят), после уроков построили перед райкомом комсомола. Каждому вручили винтовку. В этот день я еще на уроке почувствовал себя плохо - разболелась голова, бросало в жар. Наш секретарь Аликовского райкома комсомола Костя Толмачев, заметив мое состояние, спросил:


    - Саша, что с тобой? - потрогал лоб и отпустил домой.


    Квартирная хозяйка меня напоила чаем с медом, уложила на русскую печку. Ночью я хорошо пропотел, а утром пошел в школу.


    - На стрельбище были? - спросил я одноклассника Никиту Комзакова.


    - Какое там стрельбище! - и осторожно, с оглядкой, рассказал, что произошло в прошлую ночь. На каждой подводе рассадили по паре комсомольцев и отправили по деревням - только не по своим. Там, вместе с прибывшими из района коммунистами и пред-ставителями местной власти, они обошли отмеченные в списках дворы. За два часа раскулаченные семьи должны были покинуть дома, захватить с собою только необходимое, носильные вещи. Пострадавшим было приказано не шуметь. Уже готовые конные подводы увезли их на станцию для посадки в поезда.


    Так завершился первый этап раскулачивания.


    Раскулачивание усилило неуверенность в завтрашнем дне: крестьянин видел и чувствовал, как теряет свою хозяйственную самостоятельность, даже середняк боялся быть раскулаченным, ведь не всегда щадили и бедняков, осмелившихся за кого-нибудь вступиться. Их называли подкулачниками.


    Неудачи, связанные с поспешной организацией колхозов, вызвали панику у населения. В деревне начался массовый забой скота. Под топор пошли сады и уличное озеленение. До коллективизации яблони высаживали на улицах, деревни северной части в отличие от южной половины республики утопали в зелени садов. А тут стали вырубать сады на дрова. Яблоням "досталось" еще раз после Отечественной войны. Каждое дерево было учтено и включено в расчет дохода, облагалось налогом. Снова в ходу - топоры. Писатель Михаил Александрович Шолохов выступил с едким замечанием в адрес Министерства финансов. Обложение налогом прекратилось. Садоводы облегченно вздохнули.


    В годы коллективизации люди не пощадили даже зеленые посадки улиц и оврагов. Валили извечно любимые развесистые ветлы. Мой товарищ детства Тихон Анисимов вспоминает, как его родители из двухсот ветел, высаженных ими на улицах и оврагах, половину пустили на топливо. Теперь Тихон об этом рассказывает с улыбкой, не забывая добавить, что им лично высажено уже четыреста деревьев. Его ветлы и тополя растут на улицах, в оврагах. Это его реальный вклад в благоустройство и борьбу с эрозией почвы.


    Согласно рапортов по вертикали сообщалось об успешной сплошной коллективизации, а на деле начинался развал сельского хозяйства. И вот в преддверии весеннего сева Сталин выступил со статьей "Головокружение от успехов". Волны коллективизации пошли вспять. Из общих конюшен и коровников скотину разбирали по домам, растаскивали орудия труда.


    И опять началась кампания по созданию колхозов, но уже на полудобровольных началах. Вновь организованным колхозам нарезали лучшую землю. Единоличникам оставались косогоры да овраги, или никем не унавоженные земли.


    Отлично помню, как вели подсчет площадей, сколько дополнительно будет засеяно за счет ликвидации трехполья, черных паров и межей, разделявших загоны при индивидуальном хозяйстве. Какой оказывался выигрыш! Но никто не подсчитал, сколько появится оползней, бросовых земель по берегам рек и оврагов, где не мог работать трактор, а лошадей с плугами уже не стало!


    Колхозники с завистью посматривали на горожан и при возможности стремились уехать из деревни. Этот отток не смогла задержать даже паспортная система - невыдача паспортов сельским жителям. Парни, отслужив в Советской Армии, устраивались на стройках и предприятиях. В результате оттока мужчин из сел появились "бабьи деревни". Девушки спохватились и нашли выход: заключали договора с оргнабором и выезжали в города. И появились "деревни без невест". Процесс обезлюдения сельской местности в Чувашии начался позднее, чем в других областях России. Устойчивости села, возможно, помогла национальная черта чувашей: привычка к определенному укладу, привязанность к родным местам. В этом проявлялась любовь к отчему краю. Сказывались и наличие дорог с твердым покрытием, возможность в любое время съездить в город.


    О значении дорог говорит такой факт. В чувашских населенных пунктах, расположенных вдоль шоссе, почти не увидишь заколоченных домов, наоборот, нередко строятся новые...


    Чувашский писатель второй половины XIX века Спиридон Михайлов в своих записках говорит, что чуваш, "выйдя в люди", чуждался своего роду-племени, старался всячески подражать русским, отказывался от родного языка, женился, как правило, на русской - а там - прощай твоя родословная! Так было до революции. В настоя-щее время идет процесс возрождения чувашской интеллигенции, национального самосознания, возвращения к истокам.


    В двадцатые годы появилось несколько обязательных постановлений областных, а затем республиканских властей о чувашизации учреждений, делопроизводства и обучения в национальных школах. Вот один из подобных документов:


    1. Ввести чувашский язык в качестве государственного и обязательного во всех местных государственных советских и кооперативных, общественных учреждениях.

    2. Преподавание в чувашских школах вести на чувашском языке.

    3. Судодоговорные и судопроизводство для чувашской местности вести на чувашском языке.

    4. Создание (ведение) почтовых, телефонных, телеграфных сношений в пределах области на чувашском языке.

    5. Разработать подробные правила и инструкции, предусматривающие характер и способы практического осуществления по каждому отдельно.

    6. Практическое осуществление - с 1 марта 1922 г.

    Председатель исполкома и член ВЦИК Член и секретарь С. КОРИЧЕВ П. МИХАЙЛОВ

    (Чувашский край. № 25/126, 14 февраля 1922 г.)



    А вот как отреагировало население. В газете "Канаш" читаем: "Официальные выступления ведутся на русском языке, хотя всегда говорили о чувашизации аппарата".


    "Чтобы послушать выступления на чувашском языке, я прошла пешком 20 км из деревни и не услышала",- заявила одна крестьянка корреспонденту газеты "Канаш" (№ 74, 6 июня 1924 г.).


    Годом позже та же газета как курьез сообщает: "Чтобы можно было разговаривать с деревенскими по-чувашски, приехала из Казани Паймакова, но она с чувашами разговаривала только через переводчика" (№ 101, 4 сентября 1925 г.).


    "Чувашизация" удалась только частично. В селах собрания велись на чувашском языке, так же и судопроизводство. На официальных документах ставился угловой штамп с текстом на двух языках. То же на круглой печати. В сельских школах науки изучались на чувашском языке, но чтобы сельских учащихся "выровнять в знаниях с городскими", учебу в неполных и средних школах продлили на год. Русские, проживавшие испокон веку среди коренного населения, практически либо понимали, либо знали чувашский язык. Татары имели свои школы. Везде изучали историю своего народа.


    Однако в середине тридцатых годов положение резко изменилось. Многие сторонники "чувашизации" населения и изучения истории народа пострадали от сталинских репрессий как националисты.


    Тогда это не воспринималось как нарушение ленинской националь-ной политики. Почти все советские люди фанатично верили в гений Сталина, рукоплескали ему. Фанатизм - опасное явление. В средневековье он разжигал костры инквизиции, в ранний советский период утверждалась теория непримиримости классов, их несовместимости, в годы коллективизации шла ликвидация класса кулаков, в 1937-1938 годах происходил разгром "гнилой интеллигенции", в начале пятидесятых годов в ходу было обвинение в космополитизме. Фанатизм породил культ одной личности - вождя.


    В годы перестройки, в отличие от периода взаимонетерпимости, началась работа по восстановлению в правах общечеловеческих ценностей. По-новому стоит национальный вопрос, идет переоценка межнациональных отношений.


    перейти к оглавлению >>>

    Реклама на сайте |  Контакты |  Оплата |  Условия использования |  Наши вакансии |  Ссылки на нас |  Служба поддержки |  Наверх 
    Яндекс.Метрика Система Orphus