CHEB.RU

Чебоксары: записки краеведа

Наши сайты
  • Главная страница [+PDA]
  • Автопортал
  • Карта Чебоксар
  • Список улиц и домов 11222
  • Недвижимость Чебоксары
  • Афиша, Киноафиша
  • Совместные покупки
  • Фото 161746, Барахолка
  • НА-СВЯЗИ.ru, Форумы
  • Реклама на сайте
  • Форумы
  • Последние темы (авто)
  • Барахолка, Бизнес, Реклама
  • Работа, Частные услуги
  • Культура, Семья и дом
  • Связь в Чувашии, Фото
  • Интернет, Компьютеры
  • Спорт, Районы Чувашии
  • Автофорум "За рулём"
  • Болтология, Развлечения
  • Знакомства, Встречи
  • О Чебоксарах
  • Воздушная фотография
  • История, День в истории
  • Все улицы, Работа
  • ЖЖ "Мои Чебоксары"
  • Фото старого города
  • Районы Чувашии
  • Справочник телефонов
  • Новочебоксарск, Кугеси
  • Форум "Частные услуги"
  • Курсы валют, Логотипы

  • Чебоксары > История > Записки краеведа

    Шупашкар-Чебоксары


    Чебоксары - город-крепость; городская застройка; почтовая связь


    Чебоксары как русский город-крепость получил крещение при Иване Грозном в 1555 году. Не успел утвердиться крепостью, как его жителям и окрестному населению пришлось испытать страх и голод. В летописи 1567 года писалось: "Приде лесная мышь с лесов тучами великими, не оставит ни единого колоса".


    Прочтя о нашествии лесных мышей - историю четырехсотлетней давности, - я вспомнил один курьезный случай. В конце семидесятых годов и начале восьмидесятых годов нашего века лесные мыши начали переселение из лесов в сады. Об этом сообщали газеты. Однако не все знали об опасности заражения человека от этих мышей. Один садовод с гордостью рассказал мне, как у него на участке появились ласки. Как известно, ласки уничтожают мышей.

    - Они рыжие, с черной полоской по спине? - спросил я. - Да! Я их подкармливаю, чтобы держались моего участка. - Так это лесные мыши! Остерегайтесь их...

    1609 год отмечен кровавым событием: боярин Ф.И. Шереметев под Чебоксарами побил "воровских людей", т.е. восставших против порядков московского царя. На расстоянии семи верст трупы "побитых" лежали плотно, как полено к полену.


    Чебоксары росли за счет русских переселенцев. Двести и более лет назад чуваши в городе не проживали. Даже в дооктябрьской период они не превышали здесь 10 процентов. Расселялись среди русских не компактно, в отличие от татар, имевших слободу. Видимо, такому смешанному проживанию чувашей способствовало их христианское единоверие с русскими.


    Какими виделись Чебоксары проезжавшим мимо города? Приведем свидетельства побывавших здесь в разное время: "Он построен половина на взгорье, а больше внизу, нерегулярный" (Радищев), "Во всем лучше Нижнего Новгорода" (Екатерина II), "Ничтожный, но картинный городок" (Шевченко). Город выигрывал своим ландшафтом: небольшие долины речек Чебоксарки, Кайбулки, холмы и овраги - среди них дома и церкви. В основном Чебоксары были застроены деревянными зданиями. И это понятно: лес был рядом. Местное население хорошо владело топором. Не зря Петр I набирал мастеров плотницкого дела на строительство царева флота и новой столицы на Неве из чувашского края.


    О путешествии Екатерины II по Волге до Казани написано достаточно, но мало что известно о пребывании Павла Первого в Чебоксарах.


    На третьем году царствования (1796-1801) сын Екатерины II от брака с Петром III Павел I остановился в Чебоксарах в 1798 году по пути в Казань и обратно в Санкт-Петербург. Если от Екатерины II, соизволившей в экипаже проехать до Ядринского леса и обозреть корабельную рощу, остался письменный хвалебный отзыв, то после Павла I остались документы иного характера.


    Казанский гражданский губернатор Д.С.Казинский 2 апреля 1798 года пишет чебоксарскому городничему, надворному советнику Копылову: "Его Императорское Величество в нынешнем году предпринимает путешествие через Москву в Казань а отсель обратно в Санкт-Петербург для сего нужно чтобы по дороге от Казани к Москве на всякой почтовой станции и в городах поставлено было заблаговременно по сту хороших лошадей немолодых и не стар, но совершенно к езде способных и к ним определены были исправная упряжа и по всякой тройке по одному ямщику из людей нестарых и немолодых, но расторопных проворных и знающих езду, я руководствуясь долгом иметь о всем тому попечение Вашему Высокоблагородию предписываю по получении сего учинить следующее: 1-е. Приказать в городе жителям, чтобы непременно к 15 числу предстоящего апреля месяца изготовили собственных своих сто хороших лошадей и снабдив их исправными упряжами и ямщиками ко всякой тройке по одному имели готовности так, чтобы при проезде Его Императорского Величества отнюдь не могло быть никакой остановки. 2-е. Буде в одном городе такого количества лошадей нарядить найдете вы возможность дать о том знать сдешному исправнику который по предписанию моему не оставит добавить из уезда недостающее число образом Ему предписанным. 3-е. По наряде сих лошадей не должны вы и никто отлучать их никуда из места как равно и употреблять без особого моего на то повеления..."

    Текст наставления из 8 пунктов. Последний гласил: "По прибытии в город господ дворян назначаемых мною для наблюдения за исправностью почтовой станции и затем на оной благоустроенном имеете. Вы тогда представить лошадей оных сих ведомстве..." Читателю представлен документ двухсотлетней давности без изменения текста слов и пунктуации. Чебоксарский городничий был строго предупрежден, что за все несет полную ответственность.


    Последнее предупреждение повергло городничего в трепет, ибо о крутом императоре-самодуре бытовало много рассказов. Известно: он ссылал в Сибирь целые полки, не угодивших ему на параде, и миловал единственно за внешнюю выправку, понравившуюся ему бороду или нос и т.д. Страху набрался также купец Петр Васильевич Корытников, выбранный от общества. Городской голова Кологривов и все члены чебоксарской шестигласной городской Думы молились Богу и просили всех святых, чтобы император не прогневался. Лишился сна городской староста Иван Серебренников, сочиняя рапорт о сувенире для императора.


    И настал день 23 мая, когда к обеду в Чебоксары прибыл император. Императору были преподнесены серебряное с позолотой блюдо и солонка с изображением в середине казанского, а по сторонам четырех гербов, исполненных через московского купца Алексея Колокольникова. Подарок обошелся в 395 рублей 55 копеек. Питание в пути и на остановке Павла I и его свиты стоило 693 руб. 86 коп. Это явствует из отчета купца Корытникова. На покрытие расходов было собрано 1364 рубля. Основными вносителями были купцы. Какая же провизия была списана на встречу именитых гостей? Всего пятидесяти наименований, в том числе: полтора быка на 49 руб. 32 коп., три теленка на 13 руб., четыре барана на 5 руб. 86 с половиной копейки, два поросенка, четыре индейки, 32 курицы, шесть гусей и столько же уток. На гостевой стол было выставлено окороков копченых 90 штук на 3 руб. 75 коп., шпику 10 фунтов - один рубль 25 коп., два пуда солонины на 4 рубля, меда-сырца три пуда на 16 руб.80 коп., лимонов 48 штук, апельсинов - 5.


    Из боязни, как бы чебоксарское уездное и городское начальство не опростоволосилось перед высоким гостем, Казань пришла на помощь, выделив из своих губернских запасов большой выбор продуктов и пития.


    Сам император и его челядь опустошили 100 бутылок различных вин и напитков. Съедено 500 яиц, в большом количестве сливок густых, творогу, масла коровьего. В перечне упоминается бутылка молока и две бутылки простокваши. Несомненно, они были предназначены для императора. Об этом можно судить по указанию, данному городничему: "во весь предписанный маршрут на вечерних станциях иметь самую лучшую и здоровую корову для молока по причине, что государь изволит во всю дорогу на вечерней станции употреблять сыворотку... Его Императорскому Величеству отыскать воды как можно лучше и не иметь ее в деревянной посуде ее, если можно в больших стеклянных бутылях или чтоб не было запаху. По предписанному маршруту на обеденных и вечерних станциях приготовить столы и стулья на 24 персоны. А где Его Императорское Величество в городе изволит остаться на целые сутки, то в таких местах приготовить столов на 60 персон, как графин, стакан и рюмок и столового белья..."


    Чебоксарцы встречали императора с честью. Улицы и дворы были подметены, нечистоты вывезены, подготовлены квартиры в лучших купеческих и дворянских домах Федора Кологривова, Якова Клюева, Андрея Случина, Афанасия Колокольникова, Василия Пономарева, Семена Клюева, Алексея Кадомцева, господ Соловцовых, титулярного советника Селиванова, поручика Петра Сергеева и вдовы-капитанши Грязевой. Под этим списком подписался городничий Василий Копылов...


    Путешествие императора совершалось по суше. Имеется документ - расписание станций с назначением мест обеденных и вечерних столов, с указанием расстояний между станциями. На пути в Казань в Чебоксарах предусматривался ночлег. Павел I в Казани пребывал 5 дней. Если из Санкт-Петербурга ехал через Москву и Нижний Новгород, то возвращался через Ярославль, Тихвин и Новую Ладогу.


    Возможно, когда император благополучно проехал туда и обратно, чебоксарское начальство и купечество не только облегченно вздохнуло, но и загордилось тем, что российский самодержец побывал в их городе. Однако гордиться долго не пришлось, Павел I был задушен в собственной спальне в ночь на 11 марта 1801 года, а его приближенные попали под опалу. Об этом, пожалуй, вряд ли кто пожалел: попытка императора "облегчить жизнь" простому народу тем, что барщина сокращалась до трех дней, практически не была реализована...


    Вот такими сведениями я располагал, когда писал о пребывании Павла I в Чебоксарах. Но в более поздние публикации в периодической печати и исторической литературе давали уже иные суждения.


    Не таким уж самодуром и бестолочью был Павел Первый. О нем преднамеренно сгустили краски. Императора не приняло дворянство и высокое чиновничество, потому что боялись его замысла по реконструкции государственного аппарата, форм и целей правления.


    О подготовке убийства императора было известно также его сыну, будущему императору Александру I. Однако он ничего не предпринял по спасению отца, поэтому объективно стал и цареубийцей и отцеубийцей. Мучила и терзала его совесть, как толкуют некоторые источники, всю жизнь. Из мира "сильных" он ушел и умер в Сибири простолюдином.


    Городская застройка


    Чебоксары с самого начала застраивались (кроме территории кремля) беспланово, хаотично. Только в конце ХУIII - начале ХIХ веков застройка начинает приобретать плановый характер. Известно, что в 1773 году в огне пожара город сгорел полностью. Это натолкнуло центральные власти на разработку проекта застройки. Разработанный проект был утвержден собственноручно Екатериной II. Однако ни этот, ни более поздний план застройки (1829) не были претворены в жизнь. Об этом красноречиво сказано в отчете городничего за 1842 год. "Город Чебоксары, - пишет он, - имеет одну площадь, которая частично застроена обывательскими домами, а более лавками, не вошедшими в плановое положение. Улиц регулированных 2, а прочие все тесными переулками находятся не в плановом положении, коих 59". В городе имелось 6 мостов, на выгоне еще 2, 2 набережных переулка, 3 трактира (помещенные в частных домах). Общественных торговых рядов нет, имеется 73 лавки, из них 15 деревянных церковных, 2 каменных общественных, остальные 56 - частные. Общественных садов и рощ не имеется, выгон городской размером 717 дес. 547 саж.


    В 1913 году в городе насчитывалось 56 улиц и 995 домовладений и огородных мест. Сокращение количества улиц произошло за счет объединения односторонних и ликвидации слобод. Так называемые слободы сливались и появились укрупненные улицы.


    Доминировала одноэтажная застройка. Двухэтажных зданий было три десятка, среди них несколько каменных. В начале ХХ века почти все вновь возводимые двухэтажные здания строятся на каменном фундаменте. Появляются полукаменные дома и дома с мезонином или мансардой. Владельцами таких домов являлись купцы, чиновники и зажиточные мещане. Одноэтажные строения в подавляющем большинстве принадлежали бедной прослойке населения: мастеровым, отставным солдатам и крестьянам, хотя и среди них встречались и богатые и бедные.


    Если по инвентаризационной ведомости 1884 года домовладения стоимостью свыше ста рублей - редкость, то по инвентаризационной оценке 1913 года таких домов уже немало. Есть со стоимостью 200, 300, 400 рублей. А такие здания, как родовой дом купцов Ефремовых, оценивался в 8000 рублей, дом младшего сына - Ф. П. Ефремова - 5000 рублей, дом Боне - 7000, дом Кушева - 2800, Хлебникова - 2800, Антонова - 2000, Бельского - 2000, дом Черкасова - 1200 рублей. И так далее. И конечно, было много домов стоимостью 5, 10, 15, 20 и 30 рублей. Встречаются даже трехрублевые. Эти домовладения находились в основном на окраинных улицах, в оврагах.


    Обратимся к административной карте. Там, где у "гитары" крепится гриф, расположена столица республики: Шупашкар - Чебоксары. Первое название на чувашском, второе - на русском языках.


    В письменных источниках Чебоксары упоминаются с 1469 года. Однако как населенный пункт они существовали значительно раньше. Это подтверждается материалами археологических раскопок, произведенных экспедицией профессора В.Ф. Каховского.


    Толкований о чувашском названии столицы хватает. Но ни одно не может быть признано окончательным. Чтобы разговор был предметным, нужно бы иметь, если не письменные, то материальные свидетельства. К сожалению, этих свидетельств пока крайне недостаточно.


    Намного определеннее обстоит дело с русским названием - Чебоксары: есть и письменный след, документальные подтверждения о возникновении города-крепости, да и сам город стоит на месте.


    В 1555 году по пути в Казань архимандрит Гурий, исполняя волю царя Ивана Грозного, остановился на высоком берегу Волги возле чувашского городища. Предстояло выбрать место для постройки церкви Введения. Выбор места был удачным. Сюда стекались чуваши-язычники, чтобы поклониться своему божеству. Гурий распорядился разбить идола язычников и освятил место. Теперь волей-неволей чуваши должны были подходить к церкви и знакомиться с новой религией.


    Такое предположение я услышал от В. А. Нестерова, автора книги <Населенные пункты Чувашской АССР>. Валериян Алексеевич - один из знатоков чувашской старины.


    Первоначально церковь была полотняной, походной, временной. Затем ее срубили из бревен и только через сто лет собор был сложен из кирпича. Церкви строились на возвышенной местности, так что с колокольни одной просматривалась колокольня другой, соседней. Согласно сообщению кандидата исторических наук Л.Браславского, на территории нынешней Чувашии в ХIХ веке имелось 299 церквей и несколько десятков часовен.


    Следом за собором предстояло выбрать место для монастыря. Архимандрит Гурий со своей свитой спустился еще ниже по стрелке к песчаной косе, туда, где Чебоксарка впадает в Волгу.


    Территория стрелки с севера защищена Волгой, с востока и юга Чебоксаркой, а с запада глубоким оврагом - естественным защитным рвом. Этот овраг (позднее Пролетарский) шел параллельно улице Свердлова и каких-то на полста метров не доходил до волжского обрыва. Чтобы обезопасить Чебоксарский кремль в случае нападения внешних врагов, ров продлили до соединения с обрывом. Территория кремля, делового центра с монастырем и церквами, выглядела островком, окруженным водой и глубоким оврагом-рвом.


    В устье Чебоксарки стоял сосновый лес. Корабельные сосны пригодились для устройства двухрядного частокола кремлевской стены. За Чебоксаркой возвышалась гора Кувшинская, словно великан, нахлобучивший на лоб густую шапку из вековых дубов. Дубы послужили материалом для монастырской ограды.

    В устье причаливали парусники, баржи и ладьи. Эти суда поднимались вверх по течению вплоть до Владимирской горки. У слияния с Трусихой суда могли разгружаться и забирать с собой обратный груз.


    Чебоксарка, Трусиха, Сугутка, вытекая из ближнего леса, образовывали широкую долину с цветущими лугами. Долина Чебоксарки, огибавшей полуостров с юга, скрывалась в лесной чащобе. В наше время это место называется Западным косогором. Сюда с севера спускаются горы Архангельская, Ярилы, Соборная, Слюзова и Старая.


    Территория Троицкого монастыря была небольшой. В современных границах размещалась на площади от угла гостиницы <Турист> до пересечения улиц Союзной и Константина Иванова. Восточная граница проходила по Союзной, у двухэтажного здания Соловцова сворачивала под откос к церкви Федора Стратилата. Здесь до наших дней сохранилась монастырская стена с угловой круглой башней. От башни <пограничная> черта идет вдоль улицы Розы Люксембург до гостиницы. За монастырской стеной стоят бывшие покои настоятеля монастыря. Теперь здесь разместилась кухня ресторана <Турист>. Все это было не так давно и приняло прежнюю планировку с восстановлением монастыря.


    Монастырь в свое время служил культурным центром и крепостью, рассчитанной на долговременную осаду нападающих. Однако даже высокий заостренный частокол не смог спасти ее от крестьянского бунта. Повстанцы в 1607 году овладели крепостью и расправились с воеводой, а через два года кара настигла игумена Троицкого монастыря.


    Монастырь в прошлом имел семь башен - четыре угловые и три въезжие. Один въезд находился под вторым этажом церкви Федора Стратилата. Поэтому церковь называлась надвратной. При церкви же располагалась трапезная. Два других въезда до нас дошли в измененном - со стороны Волги и улицы Союзной - виде.


    В монастыре было три храма: соборный - холодный, второй - теплый и холодная церковь. Кандидат исторических наук Л. Браславский в газете <Советская Чувашия> пишет: <Можно только предполагать, что первые церкви этих монастырей были деревянные и сгорели во время крупных пожаров, о чем свидетельствуют летописи этих обителей>. Позднее были отстроены кирпичные церкви, здания которых сохранились до наших дней - это в северо-восточной части территории монастыря: летняя и зимняя церкви Толгской Божией Матери.


    В газете "Канаш" 10 августа 1926 года помещен рисунок зимней церкви. В ней был клуб пионеров, состоявший из зрительного зала, <театра> со сценой и библиотеки с читальной комнатой. На другом рисунке в 1926 году та же газета (№198 от 23 сентября) сообщала, что в монастырской церкви размещался комсомольский клуб, до этого находившийся в рабочем клубе, на улице Карла Маркса.


    "Шупашкар" в современном ученом мире трактуют, исходя главным образом от названия "Чебоксары". Высказываются точки зрения и о финноугорском, и русском, и западном - только не о чувашском происхождении.

    Мне приходилось обсуждать это с автором книги "Знакомьтесь: Чебоксары" - Студенецким. Покойный Алексей Николаевич был склонен слово "Чебоксары" объяснить как вторичное от "Шупашкар", что на чувашском языке значит "водой огражденный". Действительно, древний город мог получить такое определение. Он был "огорожен" с одной стороны Волгой, а с двух сторон - многоводной в те времена Чебоксаркой (до стыка прежних улиц Свердлова и Чернышевского). Далее река поворачивала на юг и юго-запад. По улице Свердлова с выходом к Волге тянулся ров, служивший укреплением города. Он был четвертой стороной Шупашкара. В древности Шупашкар находился в окружении лесов, в которых жили марийцы и чуваши. Оба народа веровали в языческих богов и духов.


    Чувашская мифология сложна и запутанна. Она-то и стала серьезным увлечением инженера-строителя Наумова Никифора Егоровича.


    В его списке - более двухсот богов и духов. Не верилось: слишком много. Обратился к трудам Магницкого. Действительно, в иерархии языческого верования существует немало божков, духов и киреметей. И все они <проживали> в озерах, речках и оврагах окружающего леса. Бедный народ был запуган не только воинственными соседями, реальными властями, но и множеством божеств. С принятием христианства и распространением грамотности народ постепенно освобождался от языческих суеверий.


    перейти к оглавлению >>>

    Реклама на сайте |  Контакты |  Оплата |  Условия использования |  Наши вакансии |  Ссылки на нас |  Служба поддержки |  Наверх 
    Яндекс.Метрика Система Orphus