CHEB.RU

Чебоксары: записки краеведа

Наши сайты
  • Главная страница [+PDA]
  • Автопортал
  • Карта Чебоксар
  • Список улиц и домов 11222
  • Недвижимость Чебоксары
  • Афиша, Киноафиша
  • Совместные покупки
  • Фото 161746, Барахолка
  • НА-СВЯЗИ.ru, Форумы
  • Реклама на сайте
  • Форумы
  • Последние темы (авто)
  • Барахолка, Бизнес, Реклама
  • Работа, Частные услуги
  • Культура, Семья и дом
  • Связь в Чувашии, Фото
  • Интернет, Компьютеры
  • Спорт, Районы Чувашии
  • Автофорум "За рулём"
  • Болтология, Развлечения
  • Знакомства, Встречи
  • О Чебоксарах
  • Воздушная фотография
  • История, День в истории
  • Все улицы, Работа
  • ЖЖ "Мои Чебоксары"
  • Фото старого города
  • Районы Чувашии
  • Справочник телефонов
  • Новочебоксарск, Кугеси
  • Форум "Частные услуги"
  • Курсы валют, Логотипы

  • Чебоксары > История > Записки краеведа

    Первые новостройки


    Поликлиники и больницы



    Население Чебоксар до начала XIX века не имело возможности пользоваться медицинской помощью на месте. Больные выезжали в Нижний Новгород или в Казань, причем только богатые. Бедным оставалось одно: обращаться к знахарям, костоправам и гадалкам. Знахари лечили настоями трав, пользовались заговорами; костоправы переломы и вывихи лечили втиранием самодельных мазей, с помощью массажа или просто вправляли на место кости, суставы и ребра. Гадалки-юмзи причины болезни объясняли гневом языческих богов, местью Киреметя за вероотступничество или проклятием обиженных людей. Чтобы вылечиться, нужно было преподнести дар Киреметю или кому-нибудь из богов, почитаемых предками. Обращалисьза помощьюк церкви, к священнослужителям, владевшим знаниями народной медицины, взывавшим к богу, святым и советовавшим ставить свечи, заказывать молитвы за здравие. Медицинская помощь пришла в Чебоксары только в 1819 году. В убогом, почти развалившемся доме открылась первая больница. В ней стояли 15 деревянных топчанов. Никаких подсобных помещений при больнице не было. Обслуживал ее только один фельдшер на весь город. Затем в штате появился врач.


    Мимо больницы проходил тракт, по которому шли закованные в кандалы осужденные на каторгу. Они вынуждены были пользоваться больницей: кровоточили натертые ноги, душил простудный кашель, а то и чахотка. Чувашское население предпочитало сюда не заходить.


    Изба, где квартировала больница, была на грани разрушения. Прогнившие и протекавшие крыша и потолок могли провалиться и завалить больных и обслуживающий персонал. Местные власти занялись поиском помещения. Не раз обращались за помощью в городскую казну.


    С согласия Казанского губернского правления Чебоксарский городской магистрат 15 октября 1827 года принял решение о постройке новой больницы. Однако отвод земельного участка по вине городничего затянулся до 1830 года. Он не соглашался с выбором места: то участок находился далеко от центра, то чересчур близко к саду и дому городничего. Наконец, было выбрано свободное пространство рядом с тюрьмой. К тому времени старая больница пришла в полную негодность и по предложению Казанского гражданского губернатора ее временно перевели в общественный деревянный дом, стоявший в районе будущей глазной больницы (на улице Михаила Сеспеля). По числу коек и количеству врачей больница не могла удовлетворить потребности населения. Хотя она была земской, некоторым горожанам приходилось платить за лечение, так как бюджет земства был невелик. В 1911-1917 годах сумма ежегодного финансирования не превышала 5,5 тысячи рублей.


    В начале XX века в больнице было только два врача. Во время первой мировой войны в Чебоксарах открывается лазарет на 200 коек, а в штате городской больницы появляется четвертый врач и число коек увеличивается до пятидесяти.


    В гражданскую войну и в годы голода свирепствовали эпидемические заболевания. Особо опасным был тиф. Едва встанет на ноги больной, как его валит другой тиф - возвратный. Не хватало коек, а тех больных, кого удавалось поместить в стационар, нечем было лечить. Не было в достатке лекарств, продуктов питания. Смертность от тифа в больнице доходила до 40 процентов. В такой обстановке больница в лучшем случае служила изолятором для заболевших.Надеялись на природные возможности,на способность организма к выживанию.


    За первое десятилетие Советской власти на территории действовавшей больницы строятся вспомогательные помещения и число коек увеличивается до 80. С ростом городского населения такое расширениебольницы немоглоудовлетворитьвсехнуждающихсявмедицинской помощи. Общественность города и республики, а такжепартийно-советские органы ставят вопрос о новом строительстве. Вначале пытаются это сделать с условием сохранения старой больницы,обойтись постройкой только поликлиникии называют ее рабочей амбулаторией. Об этомписалось в газете "Канаш" еще в 1925 году.


    По заданию Наркомздрава республики инженер Смолин составляет проект строительства с использованием фундамента здания бывшего земства, затем Совнархоза, сгоревшего при пожаре в 1923 году. Предлагается построить двухэтажное деревянное здание с печным отоплением. Сметная стоимость - 64 тысячи рублей. Проект был отклонен.


    Второй проект составил техник Комаров. Здание деревянное, двухэтажное, сметная стоимость 48 тысяч рублей. Проект утверждается Управлением инженера ЧАССР 5 октября 1926 года. Но общественность не согласилась и с этим проектом.


    Третий вариант рабочей амбулатории предполагал ее также деревянной, двухэтажной, но на каменном фундаменте. Стоимость проекта - 152849 рублей. Автор - Андронников. Управление инженера ЧАССР 8 марта 1927 года проект и смету утвердило.


    Противники деревянного варианта добиваются пересмотра принятого решения. Так возникает четвертый вариант строительства здания уже в каменном исполнении.. Он разрабатывается в Москве инженером Галиевским, смету составляет чебоксарец, инженер Андронников. Стоимость строительства - 250 тысяч рублей, но без канализации и водопровода (они резервируются в смете). Технический консультативный отдел Наркомздрава РСФСР 8 июля 1927 года одобряет проект. Управление инспекции строительства и коммунального хозяйства НКВД ЧАССР 12 сентября 1927 года утверждают проект и смету...


    В 1927 году, когда решался вопрос строительства новой поликлиники в Чебоксарах, страна отмечала первое десятилетие существования Советской власти, подводила итоги политической и хозяйственной деятельности.


    В Чувашской АССР за истекшие 10 лет заметно расширилось новое строительство по всем отраслям народного хозяйства. Например, в сравнении с дооктябрьским уровнем вложения в дорожное строительство возросли в 4,3 раза, в благоустройство - в 11,3 раза. Больше стали строить жилья. Капвложения в здравоохранение росли медленно. Перелом наступил лишь в первой пятилетке. Государственные ассигнования на здравоохранение за 1926-1932 годы увеличились более чем в пять раз и достигли 4 млн. рублей.


    Однако Чувашия занимала одно из последних в РСФСР мест по наличию койко-мест и обеспечению врачами. Например, в 1927 году в СССР на 10 тыс. населения приходилось 3,3 врача, а в Чувашии- 1,04; в Московской области - 5,1; в Ленинградской - 7,8; Нижегородской -2,5; Татарской АССР - 2,4; Марийской - 1,3; Башкирской- 1,1. Эти данные приводятся в газете "Красная Чувашия", № 270, 27 января 1934 года.


    Самым популярным среди чебоксарцев был врач Николай Сергеевич Петров (у него было удалено одно легкое). Он выступил в газете "Красная Чувашия" по итогам 10-летней деятельности старой больницы. Они были впечатляющими: через амбулаторию прошло зарегистрированных 273 506 больных, из них стационарное лечение получили 15 585 человек. В городе не было роддома. Женщины пользовались старой больницей. За 10 лет в ней побывало 1 742 роженицы. В 1927 году начинает работать рентгенокабинет. Оборудование получили из Германии и смонтировали с помощью немецких специалистов. Благоустраивалась больница. Радиолюбители устанавливали громкоговорители. По трубам городского водопровода пошла вода, от общей сети зажглись электрические лампочки в домах. Благодаря строительству вспомогательных помещений и освобождению полезной площади увеличивается число коек. Об улучшении медицинского обслуживания говорит факт снижения смертности с 12 процентов в 1921 году до полутора процентов в 1927-м..


    В такой обстановке строительство новой поликлиники с сохранением старой больницы было оптимальным решением. Поэтому Наркомздрав республики спешил с началом работ. Не дождавшись оформления протокола, В.Н. Александров 29 августа 1927 года приступает к строительству амбулатории. Выкладывается фундамент на месте Сгоревшего в 1923 году здания совнархоза. В процессе строительства выясняется, что проект Галиевского имеет дефекты: лестница не была доведена до чердачного помещения, не предусмотрены брандмауэры, а фасадные окна второго этажа не симметричны окнам первого этажа.


    Доработку проекта поручают чебоксарцу инженеру Н.И. Иванову. Из сохранившихся в Центральном Государственном архиве ЧССР документов видно, что проект Иванова выполнен добросовестно. Его назначают прорабом строительства с 25 мая 1928 года. К осени коробка здания уже стояла под крышей. Однако зимой 1928-1929 года работы внутри здания не велись из-за отсутствия проектной документации на центральное отопление, канализацию, водопровод и электроснабжение. Нужных специалистов на месте не было. С получением рабочих чертежей строительство амбулатории возобновилось с 27 августа 1929 года. Общестроительные и часть монтажных работ с применением монолита вела рабочая артель Зиновьева. Устройство вентиляции, водопровода, канализации и монтаж котельного оборудования выполняла фирма "ОТОВЕНТ", электротехнические работы - казанские специалисты.


    На строительство здания поликлиники кирпич поставляло Новоилларионовское сельскохозяйственное товарищество, он завозится также с Ивановского завода. Лабораторные испытания кирпича производятся на месте прорабом и лабораторией Казанского индустриального техникума. Единственным механизмом на стройке был блок для подачи воды. Транспорт - гужевой, нанятый из окрестных селений. Рабочая сила в основном набиралась только через биржу труда в порядке очереди (существовала безработица). Начиная с 1929 года строительные работы выполнялись даже в зимнее время. Пожалуй, это был первый пример перехода на круглогодовое производство работ. С 1 января 1930 года вводится непрерывная рабочая неделя. Это значит, что выходные дни определялись скользящим графиком. Вспоминается, сколько хвалебных отзывов было о внедрении такой организации труда. Через год-полтора непрерывку отменили: она привела к падению трудовой дисциплины, к обезличиванию труда рабочего.


    Снабжение рабочих хлебом, крупой, маслом, сахаром и махоркой производилосьпо нормам горпо. Иногда карточки оставались o неотоваренными. Рабочие квартировалив частных домах, получая квартирные и банные. Только в 1930 году для девяти рабочих 1 организуется общежитиенепосредственно на стройке. Под красный уголок и передвижную библиотеку используется сарай.


    Строительство рабочей амбулатории финансировалось из местного бюджета и из фонда медицинской помощи НаркомздраваРСФСР. В первый год из фонда медпомощи и местного бюджета 16 тысяч рублей было израсходовано на заготовку лесоматериалов, на второй 1927-1928 хозяйственный год по двум источникам использовано 62 794 рубля. Всего на 1 октября 1929 года израсходовано 262 584 рубля.


    Здание рабочей амбулатории - первой поликлиники Чебоксар - имело "П"-образную конфигурацию со встроенной котельной на два корнвалийских котла.Топливом служили дрова и мазут.Водоснабжение шло от уличной сети водопровода.Выпуск канализационных вод производился в Волгу, позднее - в Чебоксарку, без надлежащей очистки, хотя проектом предусматривалась биологическая oчистка.


    Рабочая амбулатория была запроектирована в комплексе с профилакторием и вечерним санаторием. Объем здания составлял 10 тысяч кубических метров, полезная площадь - 1572 квадратных метра. Перед фасадом, с улицы Константина Иванова, стоял бюст В.И. Ленина. Внутренняя планировка состояла почти из 80 помещений. На втором этаже - остекленная терраса - лекторий. В те годы врачебный персонал проводил с больными беседы, читались лекции для населения.


    Чебоксарская поликлиника практически выполняла функции республиканского лечебного учреждения. Для прибывающих из районов больных было объявлено, что с января 1931 года организуется общежитие. Больным рекомендовалось иметь свое белье, одеяло и подушку. Имелся стационар примерно на 20-25 коек. В подвале одно время находилось помещение для лечения от алкоголизма.


    Насколько трудно поддавались алкоголики лечению, можно судить по такому факту. Инженер-строитель Б. лежал в подвале, практически изолированный от внешнего мира. Его никто не навещал. Несмотря на это, он ежедневно был пьян. Больничная служба была в полном недоумении. Но вот однажды обнаружили следующее. На стене лестничного спуска в подвал были закреплены стеклянные сосуды с внутриутробными зародышами различного возраста. Вдруг от них пошел трупный запах. Посмотрели - спирта в сосудах не было...


    Первым заведующим поликлиникой был врач В.С. Обухов, после него с 1934 года - П.Н. Осипов. Петр Николаевич славился как хороший диагност. Его диагнозы, как правило, всегда подтверждались. Уже тогда врачи рассчитывали на показатели только анализов, как сейчас. Осипов же брал на себя смелость устанавливать диагноз больного до производства анализов. Со мной был такой случай. Болезнь приковала меня к постели. Два месяца хирурги искали аппендицит, а оперировать не решались до полной ясности. Петр Николаевич после осмотра начисто отверг аппендицит и назвал четыре возможных заболевания. Впоследствии три из них подтвердились результатами анализов и рентгена. В числе называвшихся заболеваний была язва двенадцатиперстной кишки. Так оно и оказалось. Только терапевтически, без вмешательства скальпеля я был вылечен.


    С открытием первой больницы и новой поликлиники в Чебоксарах создаются местные медицинские кадры. Среди них, кроме названных Осипова и Обухова, признанием у населения пользовались И.М. Кузнецов, П.Е. Ермолаев, К.И. Пайраш, А. Шульпенкова, И.А. Клейман, К.В. Марков и другие.


    Трудно приходилось первой поликлинике из-за отсутствия средств, медицинских кадров. Но с нее началось создание нынешней базы народного здравоохранения в столице республики.


    Больничное строительство в республике отставало. Оно, как и по стране в целом, велось по принципу остаточного финансирования, что вынуждало строительные и иные организации строить лечебные учреждения, маскируя их строительство под жилье, или расширять больничную сеть по строке капитального ремонта и реконструкции существующих зданий. Примером подобной акции является сооружение медсанчасти строителей. Вспоминаю, как это было.


    Восстановить в памяти забытое мне помогли бывший главный врач медсанчасти Михаил Никонорович Слюсарев, бывший начальник жилищно-коммунального хозяйства Серафим Семенович Сидоров, а в отделе кадров - Надежда Александровна Чибисова.


    Для многочисленного коллектива чебоксарских строителей в 1960 году открыли поликлинику. Стройтрест № 1 предоставил под нее первый этаж своего общежития на улице Энгельса. Первоначально в поликлинике работало 8 врачей, а всего с медицинскими сестрами и обслуживающим персоналом - 21 человек. Тогда были задействованы кабинеты: терапевтический, неврологический и акушерско-гинекологический. Через десять лет штат удвоился. Общежитие освобождается от жильцов и предоставляется полностью под поликлинику и стационар.


    В шестидесятые и первой половине семидесятых годов в этом квартале стояли три двухэтажных общежития. Они строились в экспериментальном порядке, по предложению ныне покойного инженера-строителя Ю.С. Выштынецкого, на неглубоком, 70 см, бутовом фундаменте с песчаной подушкой, толщиною двадцать сантиметров. Наверняка эти здания простояли бы долго, но "Чувашстрой" вынужден был их реконструировать под больничные помещения. Обстановка была тяжелой. Численность строителей росла, люди нуждались в медицинском обслуживании. Временная поликлиника и стационар, открытые в общежитии, не могли удовлетворить большой коллектив строителей. Под новое строительство в средствах было отказано.


    "Чувашстрой" к разрешению вопроса подошел исподволь. "Чувашгражданпроект" перепроектировал двухэтажные общежития в трехэтажные, в существующих габаритах. Однако фундаменты оказались ненадежными и их заменяют новыми. В 1978 году первый (северный) корпус сдается в эксплуатацию. Сюда перебрались кабинеты и службы. В подвальном помещении разместили водо-грязелечебницу.Через пару лет в строй вводится второй,затем третий корпуса. В 1983 году в распоряжение медсанчасти передается четырехэтажный корпус общежития по проспекту Ленина. В 1986 году строится теплый переход к этому корпусу. На втором и третьем этажах перехода создаются лечебные кабинеты.


    В истории строительства больницы отразились дух, идеология застойного времени. Медсанчасть сначала строилась по статье реконструкции общежитии. Но обман был раскрыт. Строителям досталось. Заказчиками выступали стройтрест № 1 и жилищно-коммунальное хозяйство объединения. Исполнителем числился СУ-20 стройтреста № 2.


    Теперь через медсанчасть ежегодно 85 тысяч человек получают медицинскую помощь. Сейчас функционируют подразделения терапевтического профиля, хирургического, гинекологического, ортопедического, стоматологического. Открыты кабинеты и службы узкой специализации: окулисты, невропатологи, отоларингологи, кардиологи и другие. В действующем стационаре 520 коек. Приемом и лечением больных заняты 156 врачей, в числе их пять заслуженных врачей - РСФСР и ЧАССР. Первым главным врачом был А.Н. Бакулов. Его сменили А.М. Финдюков, Е.И. Ильина. Слюсарев Михаил Никонорович главным врачом стал в 1973 году. До этого после окончания Куйбышевского мединститута он работал в Чебоксарской первой больнице.


    В числе врачей и медицинских сестер ветераны медсанчасти: В.Г. Загрекова, Н.В. Никитина, Е.А. Андросова, В.С. Сидорова, А.К. Кузьмин, О.Я. Яковлева, Л.Р. Александрова, О.И. Яковлева, Е.Е. Алексеева и другие.


    Своей обходительностью и профессионализмом, эрудированностью снискали себе авторитет врачи Арк.И. Терентьев, Г.А. Александрова, Ю.В. Шешкаров, Л.В. Лбов и другие. В помощь медицинскому персоналу проводятся научно-технические конференции, заимствуется опыт других медицинских учреждений. Например, здесь успешно используется методика лечения Г.А. Илизарова.


    Главный врач медсанчасти, бывшая воспитанница Казанского медицинского института Валентина Андреевна Телина, надеется, что в условиях перестройки в будущем комплекс станет единым и компактным, улучшатся материально-техническое снабжение и медицинское обслуживание населения.


    В наше время мало кто знает, каким неприятным заболеванием является малярия, в народе называемая лихорадкой. Своими ознобами она доводит человека до полного истощения сил. Малярия была в числе самых распространенных заболеваний, таких, как тиф, трахома, туберкулез, оспа, чесотка... Теперь эти болезни почти исчезли или резко сократились, чему способствуют санитарно-эпидемические мероприятия, повышение материального благосостояния, культурно-бытового уровня жизни населения.


    Массовая вспышка распространения малярийной эпидемии произошла в 1921-1924 годах. Тогда в Чебоксарах при городской больнице организуются малярийный кабинет, химико-бактериологическая лаборатория. В штате было всего 2-3 человека. Учет больных начинается только с 1925 года. В тот год в Чувашии их значилось 3271 человек, 527 - в Чебоксарах. А в СССР в 1924 годумалярией болело 5 983 477 человек. Обычно пик заболеваемости приходился на летнее время - май - август. В Чебоксарах местом размножения малярийных комаров были заволжские леса, болота, непроточные водоемы. В середине двадцатых годов организуется Центральная малярийная станция, в штате которой работали три человека вместо 8 по расчету. Всего же по республике работало 11 человек. Но и этот малочисленный коллектив сделал очень многое по борьбе с малярией, по обезвреживанию мест обитания малярийных комаров: осушение болот, очистка прудов, водостоков и канав, опрыскивание и опыление. С этой же целью велись гидротехнические работы. В выполнении названных мер широкое участие принимало все население. Станция проводила исследовательскую работу, обменивалась опытом с другими станциями страны, переписывалась с государственным Центральным тропическим институтом. В Госархиве ЧССР сохранился интересный документ. Днепропетровская малярийная станция 27 октября 1927 года высылает маленькую посылку с 11 видами малярийных комаров и делится опытом борьбы с ними. Чебоксарские коллеги не остаются в долгу: они отправляют "своих комаров"и информируют о проделанной работе. В те годы Чебоксарская малярийная станция была подотчетной Астраханской.


    Малярийная станцияв Чебоксарах размещалась по Красноармейской улице, дом 3, в бывшем доме купца Воилошникова. Дом был двухэтажным, деревянным, на каменном фундаменте. По списку муниципализированных зданий числился под первым номером Дома Совдепа имел семь комнат и небольшой пристрой со двора. Вместе с малярийной станцией в нем находился пастеровский пункт, работала санитарно-бактериологическая лаборатория.


    В 1936-1937 годах руководство малярийной станции ведет переписку с Минздравом РСФСР и ЧАССР, ставит вопрос перед Совнаркомом республики о расширении служебного помещения и добивается положительного решения. К существующему двухэтажному деревяннорубленому зданию разрешается сделать и трехэтажный пристрой. Первый этаж, цокольный, кирпичный, второй и третий - деревянные. Сметная стоимость строительства - 98 тысяч рублей. Стройка велась хозспособом под руководством завхоза Жеглова и заведующей станцией врача Н.Н. Луповои. Пристрой сдается в эксплуатацию в марте 1939 года.


    Малярийная станция функционировала в военные годы и после. Заболеваемость малярией была сведена на нет. В 1953 году производится массовое исследование населения на малярию. Из 2816 человек проверенных в Чебоксарах, не было ни одного зараженного, а в республике из 17 тысяч проверенных оказалось только 6 человек заболевших. В 1954 году малярийная станция ликвидируется и на ее базе создается санэпидемстанция, позднее - станция переливания крови. В настоящее время здание занято под жилье.


    Только пожилые люди теперь могут помнить, как по улицам городов и сел, от деревни к деревне ходили незрячие мужчины и женщины. Их водили за руку, с помощью самодельной палки или трости. Поводырями были мальчики и девочки. С утра до ночи им приходилось слушать гнусавые жалобные молитвы и песни, просьбы подать слепому, убогому во имя Христа и милосердия. В холщовые сумки, переброшенные через плечо, опускались куски хлеба, 1 вареная или сырая картошка. Бывало, какая-нибудь сердобольная женщина глядя на маленького поводыря, торопливо сунет в протянутую руку вареное или сырое яйцо или что-нибудь из съестного. Нередко бывало так: нищему ничего не подавали, а выпроваживали за калитку, говоря: "Бог подаст, у самих ничего нет". Здесь была и правда, и ложь. Скупой, жадный и черствый человек никогда не мог посочувствовать страдающему и нуждающемуся. А добрый человек виден даже в малом.


    Среди нищих слепые составляли большую часть. Их было много, а кандидатов на обретение полной слепоты - еще больше. Причиной этому была трахома, которой в дореволюционной России болели сотни тысяч человек. Даже в 1928 году больных насчитывалось 900 тысяч, а в Чувашии - 66 тысяч.


    В досоветские годы трахому лечили неорганизованно, самотеком, стихийно. На территории Чувашской республики работало только 22 врача, несколько фельдшеров и медсестер. Советская власть с первых же лет своего существования активно взялась за охрану здоровья трудящихся. К сожалению, у молодой власти не было ни материально-технических средств, ни кадров специалистов. Однако даже в тяжелейший период экономической разрухи с трахомой боролись основательно. В Чувашском государственном архиве есть протокол заседания Ядринского Совдепа от 11 июня 1918 года, в котором вторым пунктом записано: "взять на себя (т. е. Совдеп) содержание глазной лечебницы". И это в то время, когда в больницах из-за отсутствия лекарств и квалифицированной медицинской помощи смертность доходила до 40 процентов.


    Если в начале двадцатых годов в Чувашии трахомой было заражено до 70 процентов, то к 1928 году уровень "затрахомленности" снизился до 40,7 процента. Медицинская и санитарная службы того периода призывали население: "Каждому иметь свое полотенце, соблюдать санминимум при мытье в банях, при пользовании общими колодцами" и т. п. Молодой врач и писатель П.Н. Осипов написал на эту тему драму "Трахом юрри" (Песня трахомы).


    Страна набирала силы. Из бюджета выделялись средства не только на текущее содержание существующих больниц, но и на новое строительство. Одним из первых таких объектов в Чувашии явилась Канашская глазная лечебница. Здание двухэтажное, кирпичное на 40 коек. Общая сметная стоимость - 782 тысячи рублей. Местом строительства город Канаш был выбран не случайно. Он являлся эпицентром распространения трахомы в Чувашии. В южных районах республики заболеваемость трахомой была в два раза выше, чем в северных. Глазную лечебницу сдали в эксплуатацию 5 января 1927 года, а проект был рассмотрен и утвержден уже после сдачи 13 января 1927 года на межведомственном техническом совещании при Управлении инженера ЧАССР. Однако полностью строительство было завершено только к 1930 году. Это был один из примеров приписки и административного волевого решения.


    Вторым объектом строительства в республике была глазная лечебница в Чебоксарах.

    На тихой, заросшей зеленой травой, улице Канашской (Михаила Сеспеля) в 1930 году появились геологи и геодезисты. Рядом с улицей Свердлова, на возвышенности, носившей в старину название "Гора Ярилы" (а также Соборная, Мараткановская), отвели участок под строительство глазной лечебницы. По тому времени это был крупный объект с первоначальной сметной стоимостью 1652 тысячи рублей. Лечебница была запроектирована на 75 коек стационарного лечения, с амбулаторией на 260 посещений. Кроме 2-3-этажного главного корпуса предусматривался ряд хозяйственных и вспомогательных служб. Ввод в эксплуатацию планировался на 1935 год, фактически же его ввели с опозданием на два года. Объемные строительные работы начались в 1932 году. Газета "Красная Чувашия" 21 июня 1932 года писала: "...стройорганизация и стройконтора плохим руководством, оппортунистической недооценкой 6-ти условий тов. Сталина не раз срывали сроки окончания строительства отдельных объектов (Дом "Волгостроя", кинотеатр). Такое же положение наблюдается на строительстве Чебоксарской глазной лечебницы. Из-за недостатка бутового камня задерживаются каменные работы, в то время как Чувашстрахкасса (заказчик) не может вывезти его с берега Волги. На строительстве работают более ста человек рабочих (6 бригад). Все бригады переведены на сдельщину и объявлены хозрасчетными. На деле же никакого хозрасчета, соцсоревнования и ударничества нет... Нет учета работы и технормирования... Бытовые условия рабочих скверны. Необеспечиванием продуктов вызываются частые прогулы, потому что рабочим за продуктами приходится ходить в ларек кирпичного завода за 2 км..."


    В дальнейшем такое положениеи самотек в строительстве лечебницы и других объектов нетерпимы. Необходимо по-большевистски развернуть на строительстве партийно-массовую работу, улучшить бытовые условия рабочих, мобилизовать всю общественность на победное выполнение стройпрограммы четвертого завершающего года пятилетки".


    Автором этих строк был не кто иной, как я сам. Я перепечатал газетный текст таким, каким он был, чтобы можно было судить о стиле газетных статей того времени.


    Даже в 1935 году объект выглядел так: перекрытия были готовы на одну треть, наполовину - крыша, лестницы и остекление, отставали отделочные работы, а монтаж сантехнического оборудования и заполнение проемов не превышали 20 процентов готовности. Строительство глазной лечебницы с 1932 года вел "Чуваш-стройтрест" Наркомата коммунального хозяйства ЧАССР. Некоторое время начальником строительства был И.X. Спиридонов, прорабами - Н.П. Круглое и А.Е. Поляков.


    В 1928 году при Наркомздраве ЧАССР организуется общество борьбы с трахомой. Его членами становятся более трех тысяч человек. Это общество просуществовало до 1935 года.


    Канашская глазная лечебница в 1933 году становится филиалом трахоматозного института (постановление СНК ЧАССР от19 мая 1933 г.). Первого ноября 1936 года филиал переводятв Чебоксары, и он получает название "Чувашский филиал Центрального офтальмологического института" (г. Москва), а в Канаше глазная лечебница в методическом отношении подчиняется Казанскому трахоматозному институту. Для того времени связь Канаша с Казанью была более оперативной и оправданной, ведь железнодорожной ветки на Чебоксары еще не было.


    Борьба с трахомой продолжалась вплоть до кануна Великой Отечественной войны, хотя о победе над этой болезнью торжественно было объявлено еще в 1936 году. В 1939 году Совнарком ЧАССР признал это нереальным и такую поспешность рапортования отнес к деятельности врагов народа. В 1937 году в Чебоксарах проходил съезд врачей Чувашской АССР. Борьба шла не в направлении улучшения здравоохранения в республике, а по линии поиска врагов народа.


    перейти к оглавлению >>>

    Реклама на сайте |  Контакты |  Оплата |  Условия использования |  Наши вакансии |  Ссылки на нас |  Служба поддержки |  Наверх 
    Яндекс.Метрика Система Orphus