CHEB.RU

Чебоксары: записки краеведа

Наши сайты
  • Главная страница [+PDA]
  • Автопортал
  • Карта Чебоксар
  • Список улиц и домов 11232
  • Недвижимость Чебоксары
  • Афиша, Киноафиша
  • Совместные покупки
  • Фото 165198, Барахолка
  • НА-СВЯЗИ.ru, Форумы
  • Реклама на сайте
  • Форумы
  • Последние темы (авто)
  • Барахолка, Бизнес, Реклама
  • Работа, Частные услуги
  • Культура, Семья и дом
  • Связь в Чувашии, Фото
  • Интернет, Компьютеры
  • Спорт, Районы Чувашии
  • Автофорум "За рулём"
  • Болтология, Развлечения
  • Знакомства, Встречи
  • О Чебоксарах
  • Воздушная фотография
  • История, День в истории
  • Все улицы, Работа
  • ЖЖ "Мои Чебоксары"
  • Фото старого города
  • Районы Чувашии
  • Справочник телефонов
  • Новочебоксарск, Кугеси
  • Форум "Частные услуги"
  • Курсы валют, Логотипы

  • Чебоксары > История > Записки краеведа

    Что скрыто на дне залива


    Знакомство с милицией


    В освободившемся 1940 году здании горкома комсомола разместилась милиция. В то время в Чебоксарах имелись два отделения милиции. Начальником одного из них работал майор Русаков. Старший лейтенант Смородинов, кажется, был его заместителем. Я с ними познакомился вот по какому случаю.

    Из нашего частного дома средь бела дня была совершена кража домашних вещей и облигаций займов у квартиранта. Дело казалось безнадежным. В городе часто обкрадывали квартиры, раздевали людей на улицах, и многие преступления оказывались нераскрытыми. Но вот почти через полгода Русаков пригласил меня в отделение на опознание вещей. Среди представленных на обозрение оказались и мои, но уже стоптанные, хромовые сапоги.


    - Можете гордиться: их носил сам глава шайки,- пошутил Русаков.- Другие вещи, возможно, найдем сегодня,- и пригласил меня быть понятым.

    Всю ночь мы ходили по баракам Чапаевского поселка. Нашли ворованные нереализованные вещи.

    Через пару месяцев состоялся суд над шайкой воров. Ею руководил вор-рецидивист из Орска, имевший множество фамилий и кличек. Он организовал и руководил "филиалами" в Тумерле и Канаше. Суд продолжался неделю. Показания дали сто два свидетеля.

    - Что заставило вас из моего дома бежать, побросав мешки, приготовленные для укладки собранных в кучу вещей? - спросил я вожака.

    - Помешала девочка-школьница. Она подошла к калитке дома, но остановилась поиграть с собачкой.

    - Что было бы с девочкой, войди она в дом?

    - Она просто в дом не вошла бы!

    - Как это понять? Вы ее убили бы? - разволновался я: эта девочка была моей дочерью.


    Меня прервал судья, заявив, что вопрос к делу не относится.


    При обходе жильцов, причастных к делу, я удивлялся выдержке и обходительности Русакова. С того дня нет-нет да и стал заглядывать к нему в кабинет. Однажды Русаков разрешил Смородинову показать мне их оперативную карту. Это был план города, составленный работниками Бюро технической инвентаризации. На плане, висевшем на стене и задернутом занавесом, было воткнуто много цветных флажков.


    - Вот эти обозначают убийства, эти ограбления, кражи, уличные обкрадывания прохожих, - пояснял мне Смородинов. - А эти - нераскрытые. Как видите, свободных мест мало. Потребуется еще экземпляр вашего плана.


    Такими планами застройки города мы обеспечивали не только милицию, но и скорую медицинскую помощь, онкологический диспансер и другие учреждения. На этом Управление главного архитектора города сделало маленький "бизнес". Планы отпускались перечислением за сто дореформенных (1961 года) денег. Однажды мне пришлось быть у главного онколога Петра Ермолаевича Ермолаева. На карте, подобно той, что висела в милиции, на отдельных домах стояли флажки.

    - Здесь живут заболевшие раком, а эти потенциальные больные. Я заметил флажки на двух, недалеко от нашего, стоявших домах. Действительно, кто-то из жильцов этих домов через год-два умер от раковых заболеваний. Такой же формой информации пользовалась и служба скорой медицинской помощи. На плане отмечались вызовы, и по числу флажков можно было определить места проживания "хроников".


    За углом здания милиции находилась промысловая артель "Кооператор". Здесь изготовляли чемоданы, зеркала и другие предметы домашнего обихода. В войну в конторе артели временно размещался "Чувашпромсоюз". Вспоминается один курьезный случай. В торговую сеть Чебоксар из Ленинграда завезли настенные зеркала. Работники торговли были довольны: товар оказался ходовым, так как рекламировался как ленинградский. Но вот работники артели "Кооператор" на тыльной стороне зеркал увидели свой производственный штамп. Так чебоксарские зеркала вернулись в свой родной город.


    После войны каркасно-засыпное производственное здание "Кооператора" разобрали. Артель слили с другой - "Красный мебельщик" и вынесли на юго-западную окраину города, на улицу Гражданскую. Объединенная артель разместилась в новых корпусах и стала мебельной фирмой "Чувашия" (п/о "Чувашмебель").


    Речной переулок и далее


    Мы вышли на угол Речного переулка. Здесь проходила западная граница Красной площади. Угол площади оформлял ветхий полукаменный, уже упоминавшийся нами двухэтажный дом купцов Визгиных. После революции долгое время здесь был городской радиотрансляционный узел. На первом этаже действовала радиоремонтная мастерская, на втором - контора. Радиотрансляционная сеть в Чебоксарах возникла в 1926 году всего на 40 точек. В 1955 году в городе имелось 4464 точки. Через пять лет это количество удвоилось, а за последующее пятилетие достигло 75 тысяч. В конце 1983 года в Чебоксарах имелось уже 233 тысячи.


    От радиомастерской начинался Речной (Покровский) переулок. В каменной одноэтажке работали мастерские по пошиву обуви. В двухэтажном деревянном доме жил фельдшер Воронов. Население предпочитало с больными детьми идти к нему, а не к врачу.


    Речной переулок до переименования назывался Покровским по названию церкви. Здесь в былые времена шла торговля хлебом. Закупленное у крестьян зерно хранилось в амбарах купцов, в ожидании начала навигации. Нельзя забывать: Чебоксары находились в стороне от железной дороги. Один из сохранившихся с того времени хлебных амбаров в советский период стал базой Чуваш-снабсбыта, которым руководил известный всем чебоксарцам М.Г. Стешов.


    По деревянному пешеходному мостику люди выходили на улицу Заводскую и на территорию Зеленого базара с северной стороны.


    Спокойная и мелководная в обычные дни Чебоксарка при ливнях переполнялась, вспенивалась и бурно несла свои воды к Волге-матушке. И откуда только она брала свою силу? Всего за пять-шесть километров короткого пути, родившись из ключевых вод безымянных оврагов, что в лесу за деревней Заводская, прихватив по пути Сугутку, встретившись с Трусихой, поворачивала она с юга на север и с разбега упиралась всей мощью в берег около научно-исследовательского института. Образовав омут-водоворот, поворачивала на восток, на соединение с Кайбулкой. Водоворот делал свое дело: подмывал берег и угрожал свалить в реку старинное здание. Впоследствии из этого аварийно-угрожаемого дома институт перебрался на площадь Ленина, а оттуда - на проспект Московский. Торопясь к младшей сестренке, Чебоксарка ныряла под мосты на улицах Розы Люксембург и Союзная. Две речки сливались в один поток и вливались в небольшой волжский залив.


    Чебоксарка с севера, Кайбулка с востока служили границами Красной площади. К востоку от Кайбулки лежала низинная часть - Винокурня. Здесь снесены улицы Октябрьская, Кадыкова, Гоголя, Максима Горького, Нагорная, Луговая, переулки Халтурина и Кувшинский.


    Не будем переходить на восточный берег Кайбулки, хотя здесь было немало интересно/о, например: Чебторг, первый горсовет в 20-х годах, Крестовоздвиженская (1703) и Воскресенская (1758) церкви, заводы: "Стройдеталь", "Крестьянин", деревообрабатывающий и другие. Займемся площадкой, прижатой к Кайбулке. От Госбанка рукой подать к двухэтажному зданию РКИ - Рабочекрестьянской инспекции. В тридцатые годы председателями РКИ были П. В. Литвинов и И. Ф. Козин, репрессированный в сталинское время и потом реабилитированный посмертно. На втором этаже жили уважаемые горожанами артисты русского театра братья Г. А. и А. А. Гусевы. Алексей Александрович прошел жизненный путь от беспризорника до заслуженного артиста РСФСР и ЧАССР. О его беспризорничестве мы узнали из фотографии, напечатанной в одной центральной газете.


    Дом до муниципализации принадлежал Волковой. Был неудобен для жилья. Двора не было. Вход на второй этаж начинался непосредственно с улицы Кадыкова по крутой лестнице. Дом снесли еще до начала строительства ГЭС. Он мешал автотранспорту. Рядом на улице Калинина в дощатом строении помещался автовокзал. Значительно позже его перевели к железнодорожному. Снесенный дом открыл неприглядный вид на дворовый фасад двухэтажного кирпичного здания. Здесь до перевода учреждений Чебоксарского района в село Кугеси находился райисполком. Затем дом был отдан под городское отделение Госбанка. В середине тридцатых годов тут квартировала контора "Главтабак". Штат конторы - всего один человек. Это был Ваганов. На втором этаже была Чувашская контора коммунбанка. Управлял ею П. Н. Денисов. Он был на хорошем счету общественности: неоднократный депутат горсовета. На первом этаже здания одно время функционируют специальные банки: промышленный, торговый, сельскохозяйственный. Позднее их переводят в основное здание Госбанка на улице Карла Маркса. Недолог был век спецбанков. Они ликвидируются, и на базе коммунального и спецбанков создается Стройбанк. Первым управляющим была Е. П. Прокопьева.


    Улица Калинина начиналась от магазина хозяйственных товаров. Стоящие рядом дома № 4 и № 6 принадлежали купцам Козьме Кадомцеву и Петру Каренину. В одном из них в советский период жил заслуженный артист Чувашской АССР К. Е. Егоров (1890-1959). Трагически сложилась его жизнь на старости лет. На одном из собраний, находясь в президиуме, он выступил с речью. Один из членов президиума случайно выдвинул его стул, и Егоров, не заметив этого, грохнулся на пол, сломал позвоночник. До самой смерти ходил, согнувшись, опираясь на клюшку.


    ...За этими домами улица Калинина пересекла улицу Ярославскую, перешла через Кайбулку и далее диагонально в юго-восточном направлении поднималась в гору, в былые времена называвшуюся Воскресенской.


    А от Красной площади брала начало другая улица - Союзная. Она начиналась от дома № 2, имевшего форму большого куба. Это здание в XIX веке принадлежало сначала купцу Шемякину, а с 1884 года - Дряблову. По воспоминаниям старожила Николая Владимировича Иевлева, в XX веке стало собственностью его родни Алексея Николаевича Иевлева. Фамилия была одной из распространенных в городе. В советское время в здании размещались Дом Иевлева (Наркомфин, управление сберкассами). общий и финансовый отделы облисполкома, затем наркомфин и центральная сберкасса. Когда министерство финансов переехало в Дом Советов, на старом месте разместилось проектно-конструк-торское бюро Министерства местной промышленности. Здесь работал мой однокашник по стройтехникуму, очень культурный и вежливый человек Александр Смирнов, русский по национальности, хорошо владевший чувашским. Здание возводилось в расчете на века, с метровыми стенами. Сводчатое кирпичное перекрытие подвала (кабак) держалось на колоннах. Поверх постлан пол из толстых, тесанных топором, досок. Расчетливый хозяин в дворовой части выкроил третий полуэтаж - комнаты для приезжих.


    На улице Союзной под номером 6 стоял дом Александра Хри-стофоровича Ходяшева. Непосредственно за дсмом протекала Кай-булка, угрожая смыть строения. Под постоянной угрозой обвала восточного берега жило население улицы Набережной Кайбулки. Под такой же угрозой находился магазин Чувашпотребсоюза. По тому времени магазин считался большим по богатству ассортимента товаров, и это привлекало сюда покупателей. Широким спросом пользовался ситец. Помнится, в летнее время покупателям приходилось дежурить круглосуточно: кто-нибудь из семьи, чтобы держать очередь, ночевал прямо на улице. Далее, ближе к мосту слияния Кайбулки с Чебоксаркой, стояла Рождественская (летняя И зимняя) церковь. Ее закрыли, и сооружениями воспользовалась инвалидная кооперация - "Чувашкоопинсоюз". В начале тридцатых годов здесь размещалась металлообрабатывающая мастерская "Красный молот". Проектную работу - приспособление здания церкви под мастерскую - выполнили мы с Иваном Самариным - однокурсником первого выпуска строительного техникума. Нашу идею воплотил в реальность другой бывший студент того же техникума - прораб Петр Иванов. Перестройка церкви затруднялась тем, что кирпичный купол поддерживался двумя массивными колоннами. Они занимали много места, столь нужного под производственные площади. В поисках полезной площади пришлось пойти на устройство перекрытия и создать второй этаж. Колонны были сохранены, а купол принял усеченную форму. Внешний вид мастерской изменился, здание потеряло прежний облик церкви. В войну помещение металлообрабатывающей мастерской передается эвакуированной чулочной фабрике, которая в октябре 1961 года перебазировалась во вновь выстроенные корпуса ^на улице Калинина. С того времени фабрика получает более широкое назначение и называется чулочно-трикотажной.


    Чебоксарец Иван Кузьмич Самарин удостоен ученой степени кандидата технических наук, автор ученых трудов, работал в институте имени С. Я. Жукова. Специализировался на сооружении оснований. В науке есть термин "эффект Самарина". Жил и умер в Москве.


    ...Направимся к старому театру. Как чувашский он организован в январе 1918 года в Казани, в январе 1920 года в Чебоксарах преобразован в государственный.


    Здание драмтеатра - это бывший мочальный склад купца Хлебникова. Его внешний вид становится удобообозримым в тяжелые военные годы. Здание капитально реконструируется. Главный фасад обогащается пилястрами, фронтонами, вензелями и другими архитектурными деталями. В благоустройстве территории активное участие принимали горожане. Они выходили на субботники и воскресники. Перед театром было высажено много деревьев. Они разрослись и стали украшением сквера. Фасадное ограждение по Союзной выглядело капитально. Реконструкцией руководили Чувашский обком партии и его первый секретарь И.М. Чарыков.


    Театр был любим народом. Он укреплял нравственные устои советского общества, воспитывал людей в патриотическом духе. На его сцене выросла целая плеяда мастеров театрального искусства. В перечне почетного списка: И. Максимов-Кошкинский, О. Ырзем, Г. Парне, К. Егоров, Б. Алексеев, И. Молодое, А. Ургалкин, Л. Родионов, К. Иванов, Г. Мадеева, В. Кузьмина, Н. Григорьева, Г. Терентьев, Е. Шорникова, Н. Айзман...


    Александр Дуняк приехал в Чебоксары осенью 1933 года. Русская труппа представляла собою филиал Чувашского государственного академического театра. Однажды, разговорившись, мы вспомнили с ним наиболее популярных в то время среди горожан актеров: Каширскую, Аленцева, Григоровича, Пустовойтова, Слободского, Дворкину, Праудина... Становлению двух театров помогли московские мастера сцены: заслуженный артист СССР и Чувашской АССР М. М. Тарханов, народный артист Чувашской АССР Е.И.Токмаков.


    перейти к оглавлению >>>

    Реклама на сайте |  Контакты |  Оплата |  Условия использования |  Наши вакансии |  Ссылки на нас |  Служба поддержки |  Наверх 
    Яндекс.Метрика Система Orphus